Наша история

Корни DNV уходят в 1864 год

в 1864 году в Осло было образовано Det Norske Veritas (DNV). Норвежское сообщество морских страхователей организовалось для установки единых правил и процедур оценки рисков страхования судов.

Skibsregister 1912 Image

В то время норвежское судостроение и судоходство быстро росли и переходили национальные границы. Появилась необходимость развития единого морского страхового рынка. Тремя годами позже в Германии группа из 600 судовладельцев, судостроителей и страховщиков собралась в большом зале Гамбургской биржи. Это был момент основания Germanischer Lloyd (GL), новой ассоциации с головным офисом в Гамбурге. 

В 2013 году DNV и GL слились и образовали DNV GL, которое было переименовано в DNV в 2021 году.

Движущие силы
Общество становилось все более требовательным к ранее нерегулируемому рынку. Грузовые марки (ватерлинии), изобретенные Сэмюэлем Плимсолем, стали обязательными для всех британских судов начиная с 1891 года, сохранив много человеческих жизней. Грузовые марки стали обязательными в Норвегии с 1907 года. 

Катастрофа Титаника 1912 года поставила вопрос о безопасности на море перед государствами. Международные классификационные общества играли важную роль в обсуждениях вопроса безопасности судов. Однако, только представители GL и DNV участвовали от классификационных обществ в международной конвенции по безопасности на море (Safety of Life at Sea, SOLAS). 

Переход к пароходам после Первой мировой войны привнес фундаментальные изменения в технологии и компетентность, требуемые классификационными обществами. Устаревшие правила уже не соответствовали новому уровню судостроения. Между 1920 и 1940 DNV стало технически независимым и установило новую культуру с фокусом на проектировании и строительстве судов. 

Hamburg harbour image
Hamburg, Germany
Ship in sea image

Новое видение
Когда Georg Vedeler был назначен в 1951 году директором DNV, он привнес более научный подход в строительство судов. Он считал, что необходимо строить безопасные суда, используя научные знания и навыки. Были установлены новые правила, учитывающие аналитические и теоретические подходы, а также существенные шаги были предприняты для создания исследовательского департамента. Это дало возможность DNV получать преимущества на более требовательном сегменте судостроения, которым сначала был сегмент супертанкеров, а затем стали сегменты газовозов. Флот оставался в основном норвежским, но интернационализация набирала ход.

GL также выбрало научный подход при развитии организации после Второй мировой войны. Это привело к появлению компьютерного анализа, позволяющего проектировать и строить большие и современные суда. Инвестиции GL в исследования привели к созданию новых правил для контейнеровозов, вскоре GL стало доминировать на этом сегменте.

Нефтяной бум на Северном море
С точки зрения компетентности DNV было хорошо подготовлено к моменту открытия в Северном море коммерческих запасов нефти. Организация играла важную роль в этом новом бизнесе как консультант для нефтяных компаний и правительства. DNV использовало свой опыт в судостроении для развития услуг по оценке рисков, инспекции и верификации для нефтегазового бизнеса.

В 1976 году DNV разработало первые правила для морских трубопроводов, которые стали глобальным стандартом. С начала 1970-х DNV получало большую часть работ по инспекциям и надзору за строительством на норвежском континентальном шельфе. Морские плавучие платформы и суда обеспечения также стали новым сильным сегментом для классификационного бизнеса DNV.

Новые направления
В 1977 появился рынок ветряной электроэнергетики. Для GL и DNV области, связанные с ресурсосберегающими технологиями, стали новыми возможностями для роста. Были разработаны новые правила, а сертификация ветряных энергоустановок на суше и на море стало важной областью роста DNV. Несмотря на периоды спада в судостроении и нефтегазовом бизнесе, DNV и GL смогли фокусироваться на росте и интернационализации к концу двадцатого века.

В конце 1980-х появился рынок сертификации систем менеджмента на основе международных стандартов ISO, DNV и GL заняли высокие позиции на этом рынке.

Время слияний
Слияния и поглощения становились существенными движущими силами для GL и DNV. Поглощение Advantica (Великобритания) в 2008 и Trident (Малайзия) в 2009 расширило набор услуг GL в области нефти и газа. Слияние с Noble Denton в 2009 усилило позиции в услугах на шельфе. Помогли также поглощения PVI (Канада) в 2007, MCS (США) в 2008 и IRS (Сингапур) в 2009, улучшившие позиции в инспекционном бизнесе.

В 2005 году DNV поглотило компанию CCT (США) с ее экспертизой в области контроля коррозии, а также управления целостностью для трубопроводов и заводов. В 2008 году была куплена компания Global Energy Concepts (США), а также Behnke, Erdman and Whitaker (BEW) в 2010. Для поддержки стратегии в области устойчивого развития, DNV открыло центр устойчивого развития в Пекине в 2009 и центр чистых технологий в Сингапуре в 2010.

В 2012 году, DNV и KEMA объединили усилия для создания крупнейшего поставщика услуг консалтинга, испытаний и сертификации в энергетике. KEMA была создана голландской энергетической промышленностью в 1927, и превратилась в мировой бренд в электроэнергетике. Это включает возобновляемые источники энергии, уменьшение содержания углерода и энергоэффективность, генерацию, передачу и распределение.  

12 сентября 2013 года DNV и GL объединились. GL принадлежало частному инвестиционному фонду Mayfair, который стал миноритарным собственником (36.5%) объединенной компании, при этом большая часть (63.5%) осталась принадлежать Foundation Det Norske Veritas, независимому фонду. В 2017 году Foundation Det Norske Veritas стало 100% владельцем объединенной компании, которая в 2021 году сменило имя на DNV.

Сегодня DNV является глобальным лидером в области проверки соответствия и менеджмента риска, компания работает более, чем в 100 странах мира. Компания имеет более 100,000 клиентов в морской, энергетической, пищевой и других индустриях и секторах, DNV предоставляет клиентам и их заинтересованным сторонам факты и надежные знания для уверенного принятия критически важных решений.